Меланхолия в фильме «Голгофа» (Calvary)

Обзор случая меланхолического триумфа на примере фильма «Голгофа» (Calvary)

Эта статья основана на моей экзаменационной работе к курсу по меланхолии в Магистратуре Гуманитарных наук университета Ниццы. В статье содержатся спойлеры к британо-ирландскому фильму «Голгофа» (Calvary) 2014 года, так что тем, кто не любит знать сюжеты фильмов заранее, я рекомендую для начала просмотреть фильм, который достоин наилучших рекомендаций.

Статья, я надеюсь, будет интересна как моим коллегам, так и людям, интересующимся психоанализом и психологией, и в особенности той загадочной и непростой областью, которую мы называем «меланхолия» или «депрессия». В тексте содержится психоаналитическая терминология, смысл части которой немного разъясняется в самом тексте.

MV5BMTc3MjQ1MjE2M15BMl5BanBnXkFtZTgwNTMzNjE4MTE@._V1_

Британо-ирландский фильм 2014 года «Голгофа» (Calvary) является вторым фильмом из «Славной трилогии самоубийств» (Glorified Suicide Trilogy), режиссера и сценариста John Michael McDonagh, автобиография которого, доступная из открытых источников, говорит, что он в молодости сидел в тюрьме за убийство лебедя, находится в «разрушительном» браке с «психологически нестабильной австралийкой» и страдает от проблем с весом из-за того, что ест слишком много пирогов.

Фильм, на мой взгляд, является размышлением режиссера-сценариста о различных решениях, которые принимаются людьми как выход из глубокого личного кризиса, и это решения агрессивные (убийство), зависимые (алкоголизм, наркомания, булимия, промискуитет) и меланхоличные (самоубийство).

Герою фильма отцу Джеймсу, католическому священнику ирландской деревушки, возрастом около 60 лет, во время исповеди прихожанин Джек Бреннан говорит о том, что собирается его убить, и дает ему неделю на улаживание дел. Джек признается в том, что в 7 лет был изнасилован другим католическим священником, и на протяжении еще 5 последующих лет подвергался сексуальному абьюзу с его стороны. Джек не может сделать формальное заявление, не может свидетельствовать о том, что с ним произошло, так как тот священник уже умер. В данный момент он пришел к решению из принципа убить католического священника, при этом хорошего, потому что, по его мнению, это должно шокировать всех. Он говорит: «Я собираюсь убить вас, потому вы не сделали ничего плохого, я собираюсь убить вас, потому что вы невинны». Он назначает отцу Джеймсу встречу в следующее воскресенье на пляже для свершения этого акта.

Далее фильм повествует о том, как эта исповедь отражается на жизни отца Джеймса, как она влияет на его восприятие отношений с окружающими его людьми – c коллегой отцом Лири, дочерью, епископом, местным мальчиком и случайной девочкой-подростком, различными жителями деревни и с собственной собакой, страдающей от неизлечимой болезни, пока в кульминации линия фильма не приходит к логическому завершению — в финале отец Джеймс приходит на встречу со своим убийцей и умирает, застреленный им.

tumblr_nb3xodmMiH1qg7bb1o1_1280

Я рассматриваю эту историю как случай меланхолического провала для отца Джеймса, и появляется этот провал в момент, когда он слышит признание своего прихожанина в том, что тот был жертвой священника-педофила, и в том, что он желает убить Джеймса за грехи другого. До этого момента можно сказать, что меланхолия отца Джеймса была рассеяна во времени, скрыта. По ходу фильма мы узнаем, что отец Джеймс стал священником несколько лет назад после смерти своей жены от длительной болезни, почувствовав «призвание», однако его взрослая дочь, склонная совершать попытки самоубийства после крушения очередных неудачных любовных отношений, жалуется отцу на то, что тот сбежал от нее, оставив одну, уйдя в священники, и что она потеряла обоих родителей по цене одного. Что это значит – быть католическим священником? Это значит в том числе целибат как отказ от собственной телесной сексуальности, от телесной любви. Здесь я вижу минимум 2 стороны этого шага. Одна сторона – это призыв к отцовской функции, которую осуществляет для Джеймса Бог и Церковь, и вторая сторона – это уход от реальности, от борьбы, и удовлетворение потребности в зависимости.

Окружение отца Джеймса, его прихожан можно назвать депрессивным сообществом, где люди находятся в постоянном страдании, и без надежды на изменение будущего. Каждый из персонажей фильма ведет по-своему деструктивный образ жизни, и находит свое решение справляться с этим, и это не лучшие решения. Доктор-кокаинист прикрывает цинизмом свое глубокое разочарование в людях и жизни; официант бара думает об уходе в армию, где мог бы легитимизировать свое желание убивать людей, в особенности женщин, с которыми не получается вступать в отношения; «малыш» Лео бравирует своим отношением к себе как к проститутке, полицейский гордится тем, что убил священника-педофила, которого не смог обвинить суд; жена Джека находит утешение в постоянном промискуитете, бармен считает всех священников одинаковыми, а церковь устаревшим институтом.

MV5BMTQ3Mjc2OTQ2OF5BMl5BanBnXkFtZTgwNDAwMzM4MTE@._V1_SX1500_CR0,0,1500,999_AL_

Все персонажи фильма по его ходу высказывают свои претензии к католической церкви, адресуя их отцу Джеймсу, и в этой среде ему кажется, что он более не компетентен, не способен справиться со своими функциями как священник, он обесценен прихожанами, так как, по всеобщему мнению, хоть и является «хорошим» священником, тем не менее, ничем не может помочь своим прихожанам, не способен их наставить на лучший путь, изменить их жизнь к лучшему. В этом смысле прихожане также весьма депрессивны, они выбирают меланхолическую защиту, говоря отцу Джеймсу – вы ничего не сможете для нас сделать. Меланхолическая защита означает, что я – ничто, ничего не знаю, я – преступник, я виновен, вы ничего не можете для меня сделать, я никогда ничего не достигну. Здесь депрессивное сообщество не является симптомом этого общества, но феноменом, как о нем говорит Федида, так как прихожане в большинстве своем не призывают священника помочь им, не ожидают поддержки, они настаивают на своей позиции быть никчемными, быть преступниками, циниками, прелюбодеями, не быть в состоянии ничего изменить.

calvary03

Джек (убийца) является в фильме олицетворением того риска, который возникает, когда субъект начинает протестовать, и этот протест, бунт может привести к уничтожению другого, что в финале фильма и происходит.

Фильм явственно иллюстрирует идею об отклонении функции Отца в постмодернистском обществе, где католическая церковь и священники выступают олицетворением такой отцовской функции, которая отклонилась. Это несостоятельный священник – бывший алкоголик, это священники-соблазнители, это Церковь, которая снисходительно относится к грехам собственных священников и отклоняется от своей функции давать поддержку, быть примером, давать надежду и обещание на лучшую жизнь после смерти. Риск провала возникает при отсутствии нарциссической опоры, и это отсутствие –  провал церкви как института с невротизирующей функцией: с одной стороны, явные свидетельства преступлений священников, с другой стороны – отказ от явной реакции на эту ситуацию, попытки замять, размывание границ (совет епископа о том, что тайну исповеди возможно не соблюдать), поддержка перверсивной позиции (нарушать тайну исповеди нельзя, но при определенных условиях, и если очень хочется, то можно), уход от ответов. С третьей стороны, вера в доброго бога также постоянно подвергается сомнению прихожанами, постоянно показывающими, как плох этот мир, который бог создал, ведь он создал и маньяка-убийцу-насильника-каннибала, и докторов, которые совершают ошибки, ведущие к ужасным последствиям, и священников-педофилов.

MV5BMTBjNWRiMzctNTRlMC00NTY5LWIxZmUtZDc1NmNiZDM1Zjk4XkEyXkFqcGdeQXVyMjMxMDgyNzU@._V1_

Здесь речь идет об Идеале-Я (Ideal-du-Moi), который провалился, потерпел неудачу. Священники-педофилы не ожидают рая в будущем, чтобы воспользоваться какими-то вещами, они уже ими пользуются, обещание рая проваливается, обесценивается, для персонажей фильма становится очевидным, что обещание ложно, вера подвергается сомнению.

Этот провал Идеала-Я явственен как для отца Джеймса, так и для Джека. Джек не находит для себя в церкви опоры, его обещания преданы отцом-соблазнителем, отец Джеймс чувствует себя виновным, так как он не смог заменить плохого отца на хорошего, он провалился как священник для Джека, а также оказался неспособен дать поддержку как отец своей дочери, которая депрессивно-суицидна.

Мы можем наблюдать в фильме, как отец Джеймс вначале все же пытается найти помощь у епископа и своего коллеги отца Лири, однако после того, как не находит в них поддержки и опоры, после сожжения своей церкви, он слышит речь своих прихожан как обвиняющую, отождествляющую его как часть церкви, со священниками-педофилами, особенно в ситуации с отцом девочки-подростка, с которой Джеймс разговорился по дороге. В сновидении отец Джеймс видит смутные лица всех своих собеседников, сливающиеся в одно – лицо его убийцы, лицо обвинителя. Пытаясь найти выход, он  последовательно пользуется различными защитами: сначала он прибегает к аддикции —  алкоголю, который давал ему утешение в прошлом, затем к агрессии, стреляя в баре, он также намеревается прибегнуть к избеганию, попытавшись улететь в Дублин. Однако все эти решения оказываются недостаточно хорошими, чтобы справиться с ситуацией.

Отец Джеймс в итоге прибегает к меланхолической защите – инкорпорации, или инкорпоративной идентификации с объектом. Это механизм защиты от утраты, от провала, который способствует избеганию примитивной агонии, каннибалистический механизм, который происходит на орально-садистической стадии, когда оральный объект занимает место Собственного Я. В данном случае священник регрессирует к этой защите, идентифицируясь с Христом, инкорпорируя его в себя. Став Христом, который дает себя убить, чтобы искупить грехи всех людей, он восстанавливает таким образом Идеал-Я, он становится по-настоящему «хорошим» священником.

Следы предыдущей меланхолической защиты, инкорпортивной идентификации со своей женой, также заметны в фильме, когда отец Джеймс, в ответ на жалобу дочери, что образ умершей матери тускнеет со временем, отвечает, что для него этот образ по-прежнему ярок, он не нуждается в фотографиях или других напоминаниях о ней, стены его спальни девственно чисты, на них нет ничего, кроме распятия. При инкорпорации нет утраты объекта, объект лишь отсутствует в реальности, но присутствует в самом субъекте, заняв место Я.

В какой-то мере дочь подсказывает ему решение, рассказав о том, что некий писатель-самоубийца, составив список самых известных личностей-самоубийц, включил туда Христа. Отец Джеймс соглашается с оценкой поступка Христа как самоубийства, и, в конце фильма, принимает это решение как окончательный выход — помолившись перед распятием, идет на оговоренную встречу со своим убийцей.

file_596363_calvary-movie-review-0862014-161339

Отец Джеймс восстанавливает Идеал-Я путем инкорпоративной идентификации с Христом, принятии на себя вины за несовершенство окружающих его людей, принятии наказания за эту вину и тем самым искуплении грехов всех своих прихожан. В этом смысле он достигает меланхолического триумфа, обретши всемогущество, став Богом.

Фильм заставляет задуматься о многих вещах, и в том числе о том, почему люди выбирают такие решения, как отец Джеймс, в какой мере его решение, являясь деструктивным для него самого (так как, хотя и прекращает его страдания, тем не менее, прекращает и все остальное в его жизни, приводит к смерти, которую невозможно отменить), также оказывает подобное влияние на других людей. Дочь отца Джеймса, страдающая от глубокого одиночества, лишается своего отца, которого ей и без того не хватало после его ухода в священники, уже и реальности. Можно задаться вопросом и о том, воплотилось бы намерение Джека убить священника, если бы отец Джеймс не согласился с ним и не пришел на встречу, тем самым дав возможность этому намерению реализоваться.

Кажущаяся неотвратимость финала в фильме вызывается глубоким разочарованием в жизни меланхолика, иллюзии которого разбиты, обещания преданы, и которому кажется, что выхода из этого нет, потому что он их не видит, в них больше не верит, или же не хочет видеть и верить, поскольку боится разочарования, предательства и обмана в очередной раз.

MV5BY2RkNWU5YTMtZTk3OC00MDk4LWJhYmItZmRiMDE0MjYwMzk4XkEyXkFqcGdeQXVyMjMxMDgyNzU@._V1_SY1000_SX1500_AL_

 Теги: меланхолия, депрессия, меланхолический триумф, провал функции отца, обещание, идеал-Я, депрессия, провал функции Отца, риск провала, инкорпорация, голгофа, calvary, John Michael McDonagh