Славой Жижек. Чему Европа должна научиться от Украины.

Славой Жижек. Чему Европа должна научиться от Украины.

Стоит рассмотреть предстоящие европейские выборы в свете недавних событий в Украине. Протесты, которые свергли Януковича и его банду были вызваны решением парламента дать приоритет хорошим отношениям с Россией вместо интеграции в Европейский Союз. Как и ожидалось, многие левые отреагировали на новости о массовых протестах в своем обычном расистском покровительственным стиле о бедных украинцах: как же они заблуждаются, все еще идеализируя Европу, не в состоянии увидеть, что Европа – в упадке, и что присоединение к Европейскому Союзу всего лишь сделает Украину экономической колонией Западной Европы, толкнув ее раньше или позже на место Греции. Чего эти левые не замечают, это того, что украинцы далеко не слепы в отношении реальности Европейского Союза: они полностью осведомлены о его проблемах и неравенстве, их послание было о том, что их собственная ситуация намного хуже. Европейские проблемы все еще являются проблемами богатых – помните, что несмотря на ужасающе неприятное положение Греции, африканские беженцы все еще массово прибывают туда, вызывая ярость правых патриотов.

Сережа_1

Но намного более важным является вопрос, что же означает для протестующих «Европа», к которой они взывают? Она не может быть сведена лишь к единственному видению, она охватывает весь спектр — от националистов и даже фашиствующих элементов до идеи, котурую Этьен Балибар назвал égaliberté, свободой-в-равенстве, уникальным вкладом Европы во всемирное политическое воображаемое, даже если оно сегодня все более предается Европейскими институциями; плюс, между этими двумя полюсами, находится наивная вера в либерально-демократический капитализм. То, что должна увидеть Европа в украинских протестах – это свое собственное наилучшее и наихудшее.

Украинский правый национализм — это часть обновленной антииммигрантской популистской неопределенности, которая представляет себя защитником Европы. Опасность этих новых правых была ясно осознана еще столетие назад Г.К.Честертоном. который в своей «Ортодоксии» раскрыл фундаментальный тупик критики религии: «Люди, начинающие битву с Церковью во имя свободы и гуманности заканчивают отбрасыванием свободы и гуманности, ради битвы с Церковью.» Разве все тоже самое не касается самих адвокатов религии? Как много фанатичных защитников религии начинало с яростных атак на современную светскую культуру и заканчивало отказом от любого осмысленного религиозного опыта? И разве тоже самое не касается недавнего роста числа защитников Европы от иммигрантских угроз? В своем усердии спасти Христианское наследие, новые фанатики готовы отвергать самую суть этого наследия.

Так что же нам делать в этой ситуации? Мейнстримные либералы говорят нам, что основа демократических ценностей подвергается угрозе со стороны этнических или религиозных фундаменталистов, мы должны объединиться вокруг либерально-демократической программы культурной толерантности, сохранить то, что может быть сохранено, и отложить в сторону мечты о более радикальной социальной перестройке. Так что же насчет либерально-демократической капиталистической европейской мечты? Мы не можем знать, что ожидает Украину в Европейском Союзе, начиная с мер жесткой экономии. Мы все знаем широко известную шутку последнего десятилетия Советского Союза о Рабиновиче, еврее, хотевшем в эмиграцию. Бюрократ в эмигрантском бюро спрашивает его почему тот хочет эмигрировать, и Рабинович отвечает: «Есть две причины. Первая та, что я боюсь, что коммунисты в Советском Союзе потеряют власть, и новая власть обвинит нас, евреев, во всех их преступлениях, и снова начнутся еврейские погромы…» «Но», прерывает его бюрократ, «это полная чушь, в Советском Союзе ничего не может измениться, коммунисты будут править всегда!» «Хорошо», спокойно отвечает Рабинович, «вот это и есть моя вторая причина».

Мы легко можем себе представить подобный разговор между критичным украинцем и финансовым администратором Евросоюза: украинец жалуется: «Есть две причины, почему мы в панике здесь в Украине. Первая – что Евросоюз бросит нас под Российский пресс и позволит нашей экономике развалиться…» Администратор ЕС прерывает его: «Но вы можете нам доверять, мы никогда вас не бросим, мы будем крепко руководить вами и советовать вам что делать»» «Хорошо», спокойно отвечает украинец, «вот это и есть моя вторая причина».

Так что да, протестующие Майдана были героями, но настоящая битва начинается сейчас, битва за то, какой быть новой Украине, и это битва будет более жесткой, чем борьба против интервенции Путина. Вопрос не в том, достойна ли Украина Европы, достаточно ли хороша, чтобы войти в ЕС, но в том, достойна ли сегодняшняя Европа глубочайших устремлений Украины. Если Украина окажется смесью этнического фундаментализма и либерального капитализма, с дергающими за веревочки олигархами, она станет такой, какими являются сегодня как Европа, так и Россия (или Венгрия). Политические комментаторы сетуют, что ЕС недостаточно помогал Украине в ее конфликте с Россией, что ответ ЕС на русскую оккупацию и аннексию Крыма был вялым. Но был еще и другой вид поддержки, который оказался упущен еще сильнее: предложить Украине выполнимую стратегию того, как выйти из ее социо-экономического тупика. Чтобы сделать это, Европа должна вначале измениться сама, и должна обновить свои обеты освободительному ядру собственного наследия.

В своих «Заметках об определении культуры» великий консерватор Т.С.Элиот сказал, что есть такие моменты, когда единственным выбором является выбор между секстантством и безбожием, и когда единственным путем для сохранения религии живой является секстантский раскол, отделение от ее мертвого основного тела. Сегодня это единственный шанс: только путем «секстанстского отделения» от гниющего трупа старой Европы мы можем удержать европейское наследие égaliberté (свободы-в-равенстве) в живых. Такой раскол должен проблематизировать сами основы того, что мы склонны принимать за нашу судьбу, как необсуждаемые факты наших затруднений – феномен, обычно обозначаемый как всемирный Новый Мировой Порядок, и необходимость, через «модернизацию», приспособиться к нему. Грубо говоря, если возникший Новый Мировой Порядок – это необсуждаемая судьба для всех нас, значит Европа потеряна, так что единственных выход для Европы – рискнуть и разбить эти чары нашей судьбы. Только в такой новой Европе может найти Украина свое место. Не украинцы должны учиться у Европы, Европа сама должна научиться, как вобрать в себя те мечты, что направляли протестующих Майдана.

Какое послание тогда украинцы получат от европейских выборов?

Источник: http://blogdaboitempo.com.br/2014/03/31/zizek-what-europe-should-learn-from-ukraine/

Перевод любительский, мой.