Вопросы пола, рода и сексуальной ориентации. Их путаница и различение в современном обществе.

Вопросы пола, рода и сексуальной ориентации. Их путаница и различение в современном обществе.

Оксана Климчик

«Тiльки любов боронить од страху.
Але хто (що) вборонить од страху саму любов?».

Оксана Забужко.

Эта короткая статья предваряет мое исследование, намеченное на следующие пару лет, которое я хочу посвятить необходимости различения вопросов пола (биологически заданного), рода (женского и мужского) и сексуальной ориентации.

«Гомосексуализм – это биология». «Гомосексуальная ориентация генетически заложена в человеке при рождении, что ученые уже давно доказали». «Гомосексуализм – не болезнь, так как он был официально исключен из списка болезней ВОЗ еще много лет назад».

Эти и подобные им тезисы можно сегодня найти в больших количествах на специализированных и новостных сайтах, в статьях и комментариях к ним, которые посвящены проблеме так называемой «пропаганды гомосексуализма». Эти тезисы звучат со стороны людей, которые пытаются защитить право свободного выбора в качестве сексуального объекта партнера своего же пола. А профессия психоаналитик позволяет понять вопросы пола и сексуальной ориентации, не противопоставляя норму патологии.

Вопрос гомосексуального выбора, а скорее свободного сексуального выбора партнера взрослыми, осуществляемого добровольно, сегодня не является праздным. Скорее напротив, он становится весьма актуальным на фоне двух тенденций противоположной направленности, наблюдаемых в демократических странах и в странах бывшего СНГ.

В Европе и в Северной Америке, т.е. в странах западной демократии наблюдается устойчивая тенденция к законодательному признанию гомосексуальности как общественной нормы современности. Примерами данной тенденции можно считать:

  • Отмену уголовного преследования сексуальных отношений между представителями одного пола в ряде европейских стран, начиная с 30-х годов прошлого века  (Франция, Польша, Швеция и др.).
  • Удаление гомосексуализма из списка психических заболеваний DSM Американской психиатрической ассоциацией в 1974 году
  • В 1989 г. впервые в мире в Дании были узаконены однополые союзы, а следующий шаг — однополые браки — были впервые введены в Нидерландах в 2001 г., а затем ещё в шести европейских государствах: в Бельгии (2003), в Испании (2005), в Норвегии и Швеции (2009), в Португалии и Исландии (2010)
  • Наконец, принятие закона под названием «Брак для всех» во Франции в 2013 году, который дал право геям и лесбиянкам регистрировать официальные браки, а также усыновлять детей.

В Украине и в России, после короткой попытки встать на путь либерализации сексуальных и общественных отношений (12 декабря 1991 года Украина первой из стран СНГ отменила статью УК за гомосексуальность, а 3 июня 1993 года соответствующие изменения внесла в уголовный кодекс Россия), наряду с тенденцией к возврату авторитаризма наблюдается тенденция возврата к так называемым «традиционным» ценностям, которые включают осуждение гомосексуальности как извращения, и включают намерения государства осуществлять прямой надзор над сексуальной жизнью граждан. Примером могут служить два одиозных закона, направленных за запрет пропаганды гомосексуализма, уже принятых в России, которые называются «О пропаганде нетрадиционной сексуальной ориентации среди несовершеннолетних» и «О защите чувств верующих».

В Украине же внесен в Раду и принят в первом чтении Законопроект Царькова «щодо захисту прав дітей на безпечний інформаційний простір».

При этом в обеих странах наблюдается малочисленная, хоть и яркая активность против подобного законотворчества и достаточно агрессивная и многочисленная активность в поддержку «традиционных ценностей». Налицо регресс в общественных отношениях.

Читая обсуждения этих законов и законопроектов в ру- и укрнете, можно наблюдать разворачивающуюся картину аргументов «за» и «против», которые можно объединить в несколько категорий, и в которых прослеживается путаница, вызванная присвоением полом рода (мужским полом – мужского, женским – женского), а также родом – ориентации (противоположной роду).

Я хотела бы перечислить и исследовать наиболее для меня любопытные вопросы, возникающие из вышеуказанной ситуации.

Первый из вопросов касается аргументов «за». Доводы сторонников анти-ЛГБТ законов довольно типичны и традиционны, находятся в рамках патриархальной и религиозной морали, в них сильно заметна тенденция смешивать, а иногда вообще не разделять понятия биологического пола, рода и сексуальной ориентации. Нормальной считается гетеросексуальная ориентация, связь мужчины и женщины, направленная на продолжение рода, согласно «природе».

При этом игнорируется вопрос неприродной, человеческой сексуальности, направленной на поиск удовольствия.  То, что в повседневной жизни люди занимаются сексом друг с другом не только (а в подавляющем большинстве случаев «только не») ради зачатия детей, исчезает, вытесняется из поля речи. Под этим также подразумеваем и понятие влечения, которое профессия психоаналитик позволяет объяснить, не игнорируя естественных путей проявления уникальности и индивидуальности человека независимо от его пола.

В этих аргументах также можно выделить склонность к присвоению геям женской пассивности и, наоборот, лесбиянки обычно описываются как мужеподобные особы, отбросившие свою женственность. Как будто бы гомосексуалисты совершают преступление против природы, отказываясь от анатомически данной обязанности быть мужественным или женственным согласно своему полу и роду. Такая оценка гомосексуалистов очень узка и имеет мало связей с реальностью, она скорее показывает глубокую кастрационную тревогу комментаторов.

Эта тревога может происходить из собственной вытесненной инфантильной гомосексуальности, из страха перед собственным желанием (ведь законы открывают нам уверенность принявшего их общества, что «пропагандой» возможно добиться почти поголовного гомосексуализма у детей и подростков), но также из глубинного ужаса перед стиранием разницы полов.

Моя гипотеза состоит в том, что, поскольку наша сексуальность укоренена в анатомической разнице полов, поэтому путаница, смешение сексуальной ориентации, рода и пола способствует тому, что любое расширение поля выбора сексуального объекта (вместо одного варианта М+Ж, возможны все три: М+М, М+Ж, Ж+Ж) незамедлительно угрожает стиранию разницы полов и ведет к паническому страху перед аннуляцией самой сексуальности как воплощения влечения к жизни. Это нарциссический страх перед уничтожением различий, риском раствориться в множестве себе подобных двойников, перед аннуляцией желания, которое в нарциссических отношениях циркулирует возвратно по кругу вместо метонимического скольжения по объектам.

Этот ужас вызывает особо сильную агрессию, с которой наше общество набрасывается на членов и защитников ЛГБТ сообществ, запрещает парады, вносит законопроекты, призванные оградить детей от их «растлевающего» влияния.

Обоснованность подобных страхов кажется весьма сомнительной, в особенности с учетом того, что подобные же тенденции возможно было наблюдать в весьма недавнем прошлом, когда за свои права боролись женщины. Суфражистки и феминистки в свое время сталкивались с подобным же проявлением ксенофобии со стороны как мужчин, так и женщин. Так же бурлили эмоции в дебатах и аргументах, доказывающих, что традиционное общество подвергается опасности и семья находится под угрозой. Все эти страсти кипели из-за желания женщин работать и иметь равные гражданские права с мужчинами. Сегодня мы живем в ином обществе, где равенство полов в большинстве своем реализовано, и это не привело к краху общественных формаций и семьи, хоть и привело к трансформации общественных отношений.

Таким образом, вопросы различения пола, рода и сексуальной ориентации сегодня актуализируются в очередной раз, но особенным образом.

Второй вопрос касается аргументов «против» законов. Для меня было сюрпризом обнаружить, что в аргументах «против» прослеживается явное биологическое и сциентистское влияние. Оппоненты упирают на генетическую предрасположенность к гомосексуализму (геями рождаются и в какой-то момент осознают себя) и на некое постоянное процентное соотношение гомосексуалистов к гетеросексуалам.

При этом обеими сторонами практически полностью игнорируются факты бисексуальности (я не говорю здесь даже о психической бисексуальности, но об обычном открытом чередовании субъектом сексуальных объектов разного пола), и выбор ориентации подается как единственно возможный для субъекта.

Действительно, пол – категория анатомическая. «Анатомия – это судьба», сказал Фрейд, в том смысле, что пол дан нам изначально, и не в наших силах его изменить.

Однако необходимо различать вопросы пола (биологически заданного) и рода (женского и мужского). В нашей стране до сих пор в наличии путаница, вызванная присвоением полом рода, мужским полом – мужского, женским – женского. И эта путаница поддерживается большинством.

Род, мужской или женский  – категория психическая, хоть и укорененная в анатомической разницей полов. В бессознательном нет различения полов. Психическое различение пола появляется вместе с опытом постижения анатомической разницы, а также в слове, наименовании. Ты – мальчик. Или ты – девочка. Что это значит? Что значит быть мальчиком или девочкой, мужчиной или женщиной?

Возможно путаница поддерживается тем, что до сих пор никто не в силах был дать простого и ясного определения женского и мужского. Сомнительно, что оно существует.

Что означает мужское и женское? Чем специфичен каждый из полов?

Психоанализ в разное время давал разные ответы на этот вопрос.

Фрейд связывал мужское с активностью, а женское с пассивностью, считая, что суть либидо как активного сексуального влечения – мужская.

Лакан озадачивал афоризмами «Женщины не существует», «Сексуальных отношений не существует».

Множество других авторов, ученых и тех, кому профессия психоаналитик позволила обосновать свои доводы практическим опытом, — обогатили культуру своими исследованиями на эту плодотворную тему, среди которых хочется выделить Лу Андреас Саломе, Мари Бонапарт, Жанин Шассге-Смиржель и других.

В своем исследовании мне хотелось бы внести свою скромную лепту в изучение этого вопроса.

Мне представляется, что мужское и женское, как психические категории, являются нам в слове родителей (мальчик, девочка), в дискурсе (женский и мужской род в языке). Они укореняются в анатомической разнице полов и претерпевают развитие и изменение как в судьбе индивида, так и в общественных отношениях. Они диалектически связаны друг с другом, но на бессознательном уровне оба пола никаким образом не являются взаимодополняемыми.

И категории мужского и женского отличны как от анатомического пола, так и от выбора сексуального объекта.

Также важно понимать, что этот выбор не задан понятиями «женское» и «мужское». Вопрос пола и рода по отношению к выбору объекта влечения мне кажется вторичным, так как любой человек является субъектом своего бессознательного желания, которое уникально, помечено особенными фиксациями и движется по своему собственному пути, на котором гомо-, гетеро-, мужское и женское — лишь особо значимые вехи. Профессия психоаналитик предполагает снятие тех внешних привнесенных категорий, которые могут ограничивать постижение себя в индивидуальном проявлении.

Мой третий вопрос касается того, какой вклад может внести психоанализ и профессия психоаналитик в осмысление изменений, которым подвергается так называемая «традиционная семья» и, соответственно, общественные отношения сегодня?

Профессия психоаналитик и вопросы пола, рода и сексуальной ориентации

Должно ли психоаналитическое сообщество настаивать на осуществлении патриархальной семьи? Действительно ли гомосексуальные браки аннулируют половые различия?

Встает вопрос о месте и позиции, которые занимает профессия психоаналитик в кабинете и в обществе.

Мне представляется, что не является задачей психоанализа вести за собой, указывать «правильный» путь развития человеческого сообщества. Однако он может влиять на него, будучи частью этого сообщества, внося свой голос в общий хор голосов разнообразных общественных институтов и объединений. Ведь профессия не мешает быть членом общества, в том числе и профессия психоаналитик.

Можно возразить, что психоанализ – не профессия. Мы любим говорить вслед за Фрейдом, что это – невозможная профессия, наряду с воспитанием и управлением. Однако даже если рассматривать психоанализ не как профессию, а как, скажем, искусство, или же нечто «между» различными означающими человеческих «занятий», то подтверждает ли это необходимость, предписание для психоаналитика быть вне любых общественных формаций?

Вслед за Элизабет Рудинеcко я полагаю, что не стоит переносить нейтральность в анализе на нейтральность позиции, которую занимает профессия психоаналитик в обществе.

Психоанализ, как часть общества, может внести вклад в осмысление состояний общества и изменений, которые в нем происходят.

И осмысление вопроса сексуальности особенно актуально сегодня, так как акцентуация этих вопросов возникает на фоне усугубляющего авторитаризма в нашей стране. История показывает нам, что психоанализ не выживает при диктаторских режимах, так как основной принцип психоанализа – принцип свободных ассоциаций, возможен лишь благодаря государственному принципу свободных ассоциаций, то есть свободе мнений. Стоящие на повестке дня законы о запрете пропаганды гомосексуализма угрожают свободе мыслей, а следовательно, окажут влияние и на возможности развития психоанализа в нашей стране.

 

 

Итак, в этом кратком очерке я попыталась осветить актуальные на сегодняшний момент вопросы развития общественных представлений о сексуальности и обозначить существующие акценты и тенденции.

Таким образом, объектом моего исследования будет являться человеческая психосексуальность, взятая в исторической перспективе и укорененная в анатомической разнице полов.

Предметом исследования станет связь пола, рода и выбора сексуального объекта, а также влияние изменяющихся общественных представлений на социальный договор.

Я хочу также попытаться исследовать то, каким образом может повлиять на функции женского и мужского родов тенденция современного общества к социальному признанию и авторизации гомосексуальной и гомопарентальной семьи, попытаться осмыслить то, к чему может привести очередное напряжение в вопросе стирания разницы между полами.

————————————————————————

Оксана Климчик

Киев, июнь 2013

Библиография.

  • Marriage for all: Against the instrumentalization of psychoanalysis. Paris, 13th January 2013 http://www.lacanquotidien.fr/blog/declaration2013/
  • Забужко, Оксана. Польові дослідження з українського сексу: Роман. – Видання п’яте. – К.: Факт, 2003. – 176 с.
  • Кон И.С. Введение в сексологию. – М.: Медицина. 1989. – 336 с.
  • Рудинеско Е. Розладнана сім’я / пер.з фр.- К.: Ніка-Центр, 2004. – 232 с.
  • Рудинеско Э.. Лекции на конференции «Статус психоанализа в современном мире», прошедшей в Киеве в Международном Институте Глубинной Психологии  в октябре, 2012.
  • Саломе Лу. Эротика / Пер.с нем. Л.Гармаш и З.Венгеровой. – М.: Культурная революция, 2012. – 424 с.:
  • Фрейд З. Некоторые психические последствия анатомического различия полов. Из сборника: Зигмунд Фрейд Сексуальная жизнь .-/пер. с нем. А.Боковикова ,Москва, « Фирма СТД » 2006,- 311с
  • Фрейд З. О женской сексуальности. Из сборника: Зигмунд Фрейд Сексуальная жизнь .-/пер. с нем. А.Боковикова ,Москва, « Фирма СТД » 2006,- 311с
  • Фрейд З. Три очерка по теории сексуальности. Из сборника: Зигмунд Фрейд Сексуальная жизнь .-/пер. с нем. А.Боковикова ,Москва, « Фирма СТД » 2006,- 311с
  • Шасге-Смиржель Жанин. Новое женоненавистничество. Из сборника: Уроки французького психоанализа: Десять лет франо-русских клинических коллоквиумов по психоаналізу / Пер.с франц. – М.: «Когито-центр», 2007. – 560 с.
  • http://echo.msk.ru/
  • http://inosmi.ru/
  • http://pravda.com.ua/
  • http://ru.wikipedia.org/wiki/Права_сексуальных_меньшинств_в_Европе
  • http://stop-hate.in.ua/
  • http://www.kvir.ru/
  • http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=40734